Генеральное консульство России в Салониках
Тел.: +30 2310 25 72 01, +30 2310 25 76 66
Тел. экстренной связи: +30 6974 750 583
/
ru el
18 января

Из выступления и ответов на вопросы СМИ Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова в ходе пресс-конференции по итогам деятельности российской дипломатии в 2020 году, Москва, 18 января 2021 года


Вопрос: Ваш греческий коллега, Министр иностранных дел Греции Н.Дендиас, недавно выделил Россию как единственную державу, признающую право Греции на 12-мильную морскую зону территориальных вод. Несмотря на такие положительные моменты, российско-греческие отношения развиваются, я бы сказал, болезненно. Впервые за многие годы в Греции и на Кипре часто звучат мнения о том, что Россия ведет подрывную деятельность в Средиземноморском регионе. Так откровенно говорят американские дипломаты. Другие утверждают, что Москва бросает своих исторических партнеров, меняет свою политику в угоду союза с одной Турцией. Так ли это? Возможно ли сотрудничество Греции, Кипра и России в нынешних условиях? Или интересы наших стран расходятся?

С.В.Лавров: Вы сказали, что в Греции и на Кипре все чаще говорят о том, что Россия играет какую-то подрывную роль в регионе, после чего добавили, что об этом говорят американские дипломаты. Если об этом говорят американские дипломаты в Греции и на Кипре, то они говорят так и в любой другой стране. Так, что Вы тут не удивляйтесь. Американский дипломат в открытую, в нарушение всех канонов и устоев, в любой стране не стесняется брать в руки микрофон и заявлять, что государство, в котором он служит послом, должно прекратить общаться с Российской Федерацией. Иногда добавляется Китай, как это сделал Госсекретарь США М.Помпео, когда путешествовал по Африке и громогласно требовал от африканцев не торговать с Россией и Китаем, потому что у русских и китайцев какие-то «задние мысли», а вот США будут торговать с Африкой бескорыстно. Простенько, но вот такая сейчас дипломатическая манера.

Я был недавно в Греции и на Кипре. Не так давно разговаривал по телефону с Министром иностранных дел Кипра Н.Христодулидисом. Не вижу причин, по которым эти страны можно было бы убедить, что Россия является их противником или проводит недружественную по отношению к ним политику. Их пытаются убедить, но здравомыслящие политики видят всю «подноготную», которая заключается в том, чтобы просто создавать врага из Российской Федерации, заявлять о том, что наше присутствие на Балканах препятствует движению этих стран в НАТО, препятствует их евроатлантической интеграции.

Тут нет никакой дипломатии, просто грубый, публичный нажим. В таких странах, как Кипр и Греция, не все в состоянии публично ответить на такого рода призывы, боясь обидеть «Большого брата». Нет никакой глубинной неприязни между кем бы то ни было в России, Греции и на Кипре.

У нас очень теплые и тесные отношения, у нас духовная связь. Эту духовную связь пытаются активнейшим образом подорвать те же американские коллеги, которые заставили Вселенского патриарха Варфоломея пойти по пути раскола, подрыва многовековых традиций православного христианства, по пути того, что называется в православии «папизмом». Он всегда отвергался в Восточном православии. Не зря в православном мире не существует аналога Папы Римского. Есть Вселенский патриарх, который до недавнего времени почитался как первый среди равных. Под грубейшим и не скрываемым нажимом Вашингтона он пошел по пути раскола на Украине, создал марионеточную т.н. Православную церковь Украины, обманул Церковь, урезав обещанные ей права. Сейчас вместе с американцами он пытается обрабатывать другие православные церкви, включая Элладскую православную церковь, предстоятеля Кипрской православной церкви для того, чтобы и дальше идти по пути углубления этих подрывных антиканонических действий в отношении Восточного православия. «Ящик Пандоры», который Варфоломей открыл, уже привел к расколу в Кипрской православной церкви, к «брожениям» в других православных церквях. Миссия, уготованная ему американцами (а они не скрывают, что активно работают с ним под девизом «свободы религии и вероисповедания»), – похоронить влияние православия в современном мире. Другого объяснения действиям этого человека я просто не вижу. 

Что касается споров, о которых Вы косвенно упомянули, задав вопрос о том, что Россия признала 12-мильную зону территориальных вод Греции. Это не Россия признала, это вытекает из универсальной Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.. Конвенция, под которой все (кроме США) подписались, гласит, что государство имеет право устанавливать ширину своих территориальных вод до 12 миль.

Когда Греция об этом объявила, мы сказали ровно то, что я сейчас произнес: это абсолютно легитимное решение. Другое дело – когда территориальные воды, объявленные государством, вступают в противоречие с интересами соседнего государства. Если будет определено, что эти интересы легитимны с точки зрения Конвенции ООН по морскому праву, то необходимо искать решение через диалог и баланс интересов. Призываем решать все проблемы, связанные с исключительными экономическими зонами и Греции, и Кипра через диалог.

Слышал, что Министр иностранных дел Греции, мой коллега, Н.Дендиас договорился о встрече с Министром иностранных дел Турции М.Чавушоглу в конце января. Считаю, что это правильный формат, в котором нужно подобные вопросы обсуждать и решать. Конечно, никто не хочет каких-либо силовых действий в Восточном Средиземноморье. В том, что касается нас, если можем быть чем-то полезны, если можем использовать наши добрые отношения со странами, задействованными в этих спорах, – мы будем готовы, если такая просьба поступит.

Question: Your Greek counterpart, Foreign Minister Nikos Dendias has recently singled out Russia as the only power recognising Greece’s right to extend its territorial waters to 12 miles. Despite such positive aspects, I would say that Russian-Hellenic relations are developing painfully. For the first time in many years, opinions are being expressed in Greece and Cyprus that Russia is pursuing destabilising activities in the Mediterranean region. This is what American diplomats openly say. Others say that Moscow is abandoning its historical partners and changing its policy for an alliance with Turkey alone. Is this true? Is cooperation possible between Greece, Cyprus and Russia in today’s conditions? Or do we have diverging interests?

Sergey Lavrov: You have said that in Greece and Cyprus they say more often that Russia is playing a destabilising role in the region and then you added that it was American diplomats who were saying this. If American diplomats are saying this in Greece and Cyprus, they also say it in every other country. So don’t be surprised about this. In any country an American diplomat would openly, against all rules and traditions, take a microphone and say that the state where they serve as ambassadors should stop communicating with Russia. Sometimes China is also added, for example when US State Secretary Mike Pompeo was touring Africa, he demanded Africans stop trading with Russia and China, because the Russians and the Chinese had some “hidden agenda” while the US would trade with Africa selflessly. Fairly primitive, but this is the diplomatic way today.

I have recently visited Greece and Cyprus. Moreover, I have recently talked with Foreign Minister of Cyprus Nikos Christodoulides by telephone. I can see no reason why these countries should be persuaded that Russia is an enemy of theirs or has carried out an unfriendly policy towards them. Someone is trying to convince them, but politicians with common sense can see the whole truth: that they are only trying to make an enemy out of the Russian Federation and saying that our presence in the Balkans prevents these countries from moving into NATO, hinders their Euro-Atlantic integration.

There is no diplomacy here, only crude public leverage. Not everyone in such countries as Cyprus and Greece can publicly respond to such battle cries because they are scared to offend “Big Brother.” There is no underlying enmity between anyone in Russia, Greece and Cyprus.

We have very warm and close relations, a spiritual connection. Our American colleagues are actively trying to undermine this spiritual connection: they made Ecumenical Patriarch Bartholomew follow the path of schism, undermining centuries-old traditions of Orthodox Christianity, the path called Popery. It has always been rejected by the Eastern Orthodox Church. It is a reason that there is no analogue of the Pope in the Orthodox world. There is the Ecumenical Patriarch, who until recently was revered as the first among equals. Under the gross and open pressure from Washington, he chose schism in Ukraine creating a puppet Orthodox Church of Ukraine and deceived the Church by cutting off the rights promised to it. Now, together with the Americans, he is trying to work on other Orthodox churches, including the Greek Orthodox Church and the Primate of the Cypriot Orthodox Church, in order to continue deepening these subversive anti-canonical actions against Eastern Orthodoxy. The Pandora’s Box Bartholomew opened has already led to a split in the Cypriot Orthodox Church and unrest in other Orthodox churches. The mission the Americans have assigned to him (they do not even hide that they are actively working with him under the slogan of “freedom of religion and confession”) is to bury Orthodoxy’s influence in today’s world. I can see no other explanation for his actions.

As for the disputes that you indirectly mentioned asking if Russia recognises the 12 nautical mile zone of Greece’s territorial waters. It is not Russia who recognises it, it follows from the universal 1982 UN Convention on the Law of the Sea. The convention, which everyone (except the United States) signed, states that a country has the right to establish territorial waters of 12 nautical miles.

When Greece announced that, we said the same thing I have said now: this is an absolutely legitimate solution. It is a different thing when territorial waters chosen by a state challenge the interests of a neighbouring state. If these interests are identified as legitimate, considering the UN Convention on the Law of the Sea, it is necessary to search for a solution through dialogue and a balance of interests. We call for all the problems related to the exclusive economic zones of both Greece and Cyprus to be addressed via a dialogue.

I hear that my colleague, Foreign Minister of Greece Nikos Dendias has agreed to have a meeting with Foreign Minister of Turkey Mevlut Cavusoglu in late January. I believe this is the right format for discussing and finding solutions to such issues. Of course, no one wants the use of any kind of force in the Eastern Mediterranean. As for Russia, it is ready to use its good relations with counties involved in these disputes if it might be helpful. We will be ready if we receive any such request.